Дмитрий Судчак

Дмитрий Судчак - бас-гитара

Дмитрий СудчакМузыка – дар богов
Музыка для меня – это душа, моя кровь, мой воздух. И это не просто слова, она у меня в жизни всегда была на первом месте. С ней связаны все амбиции и цели. Музыкантом мечтал стать с детства. Играл всегда, без перерывов. Всегда к этому стремился, всегда этого хотел. Музыка – вообще наркотик. Затягивает, заматывает. Месяц–два не играешь – начинает просто жестко ломать… Мне это нужно.

Мне надо чувствовать инструмент. Нужно играть. Музыкальное образование? Нет. Зато много амбиций и море желания. Я вообще очень амбициозен и вспыльчив. Паша меня иногда сдерживает. Особенно первое время осаживал, когда я пришел в группу… Новая молодая кровь – хочется же не просто показаться, а сказать: «Я вот такой!»

Ценности
Главное место в моей жизни занимают три женщины: мать, жена и дочь. Музыка и семья – ключевые ценности. Особенно, если учесть, что семья музыкальная. Наверное, не хотел бы, чтобы дочь связалась так же крепко с музыкой, как я… Ведь это очень долгий тернистый путь, он многих ломает… А с женой мы познакомились в студенческие годы, кстати, практически на сцене, в актовом зале: она пела, я играл на басу. Любовь с первого взгляда! Дочка – бегает, растет, хулиганит… Ева!

Первый инструмент
Первый раз взял в руки гитару, когда мне было, наверное, лет 13–14. Кто-то дал побрякать, стало интересно. Конечно, даже не понимал тогда, что это за инструмент, что с ним можно сделать. Но втянулся. Вообще слушал разную музыку. Та, которая указала мне дорогу жизни – это музыка группы F.P.G. (Fair Play Gang).
А потом через какое-то время понял, что гитара – это не мое. Тренер по рукопашному бою договорился, и мне подарили бас-гитару Ibanez – старый такой, древний инструмент, но он отлично звучал. И понеслось…

Хард, металл, фолк
Судьба свела с группой «Квазар-Д», люди в ней были взрослые, и интересно, что на барабанах играла девушка. Пришел к ним в 2003 или 2004 году и играл с ними до 2010. В «Квазаре» меня учили играть хард-рок, там мы переигрывали классику рока – Deep Purple, Gary Moore и подобное. Потихоньку вырос, хард-рока стало мало, начал слушать и играть металл – с группой Deathcrimination – тяжелые рифы, бласт-биты, никаких соло и никакой лирики, только металл! Два года покатался по России с этим коллективом. Потом снова встретились с экс-«Квазар-Д», после нескольких репетиций было решено создать фолк-группу. Удивительно, что людям эта стилистика очень нравится, не смотря на активное развитие с 2010-го жестких стилей. Видимо, от них устаешь, хочется чего-то душевного. Русско-народные темы становятся востребованными. Начал экспериментировать, разбираться, стал слушать много всего нового. Даже оглох немного – перестал слышать определенные частоты. На медкомиссии мне сказали: «Завязывай, нельзя так часто слушать громкую музыку».

Попал
В Тюмени и в Омске меня уже знали, многим помогал как сессионный музыкант. Евгений Польянов, лидер группы «Контакт», сказал как-то: «Ребятам надо помочь: через пару недель фестиваль «Катись, Квадрат!», басиста у них нет, выручай». Так попал в «Предел Контроля».
На первой репетиции я даже не понял, честно говоря, что они играют… А потом амбиции свои подкрутил. Но первый год Паша постоянно меня осаживал – я пытался играть что-то свое. Мне говорили: «Подожди». Решил: ладно, попробую так, как говорят. Здесь не нужно лишних нот. И через год–полтора, ближе к записи альбома, понял, что нужно держать основу. Не надо показухи, понтов и слепа. Энергетика не в этом, а в гармонии – тебя, инструмента и звучания в оркестре, в коллективе.

Любой опыт – это опыт
В «Пределе Контроля» музыка более спокойная, техничная. А мой девиз по жизни: «Любой опыт – это опыт». Все в жизни надо попробовать, чтобы понять. До нашего проекта я такую музыку не играл и даже не слушал. Все остальное пробовал, разве что в джаз не уходил основательно.

В «Пределе контроля» все по-другому. Долго не мог понять то, о чем говорит Паша: «Бас – основа инди и брит-рока». Это музыка для души. Передает человеческие эмоции, мысли, чувства. Здесь можно хорошо «сыграть на нервах» – передать подтекст… Здесь не нужно «наворачивать». Важнее – показать какой ты есть. Внутри. У нас сейчас все именно так. Важна не только смысловая нагрузка текста, нужно еще поддержать этот смысл музыкой через свое нутро… Осознанно.

Сначала перестроиться после «тяжелого рока» мне было очень тяжело. Раньше всегда нужен был драйв, адреналин. Много где себя попробовал, много с кем играл. И видел, что часто бывает – дешевые понты – когда стараешься не зрителям передать что-то, а перед музыкантами покрасоваться. А нашу музыку я прочувствовал. Сдерживая себя, начинаешь тоньше ощущать. Показываешь, какой ты внутри. Без амбиций и пафоса. Это для меня новая ступень – взросление. Пошаговая эволюция – прыгнул с ребятами выше головы. Каждого из них очень уважаю. Это большая школа. У них гораздо больше опыта, чем у меня, они много видели, много играли – так что есть куда стремиться. Уверен в этих людях и надеюсь, что они уверены во мне.

Приключения
Я такой несдержанный, сорвиголова. Мне надо все и сразу. Ненавижу ждать. И себя накручиваю – всегда нужно двигаться быстрее, дальше. Позитива во мне много. Жажды приключений тоже.
Однажды здоровую клумбу до центра города донесли, поставили посредине проезжей части – и деру! Хулиганили. Еще у меня тринадцать прыжков с парашютом, тринадцатый – самый веселый. Обычно, когда самолет набирает полторы–две тысячи метров, все уже такие угрюмые сидят, а я начинаю смеяться, позитива немерено. Первый раз из самолета выходил с криком, довольный, счастливый – вниз смотрю, понимаю, что свободное падение – кольцо дернул быстрее и полетел… А на тринадцатый прыжок подсунули мне интересный такой парашют. Я вышел первым – это называется «на мясо» – в свободном падении в пустом небе лечу. Кольцо не дергал, дождался, пока стабилизирующий прибор сработает, чтобы подольше кайф свободного полета чувствовать. Парашют открылся, голову вверх поднимаю, а там огромная дыра в куполе… Это ребята пошутили: был порванный парашют, они белыми нитками прошили его и оставили – «тринадцатый парашют» такой есть.
Есть мечта – подняться на Эверест, об этом думаю с юности.

Реализация
Свою реализацию связываю только с музыкой. Когда играю – открываюсь. В такие моменты мир останавливается. Нет никого кроме музыканта и слушателя. Есть один маленький мир, одна комната, где идет беседа между ними. Играю, в первую очередь, для себя. Выплескиваю свои чувства, жизненные ощущения через инструмент.

Для чего и для кого играем? Для всех. Без возрастных ограничений. Для думающей аудитории, для тех, кто уже что-то в жизни видел, осмыслил. Для молодых людей, которые на фестивалях со второго куплета начинают подпевать и танцевать… Значит и для них что-то в наших темах важно.

Один мой друг сказал: «Не надо делать из друга музыканта, особенно, если ты понимаешь, что для него это только хобби. Лучше пригласи музыканта – пусть он станет тебе другом». Это про нас.